«Двойная жизнь Чарли СанКлауда»: идеологический лубок

Есть фильмы, содержание которых уже через пару месяцев вспомнить затруднительно. Но «Двойная жизнь...» относится к другой категории - через пару месяцев большинству зрителей будет трудно вспомнить даже то, что они этот фильм вообще смотрели.

Сентиментальная до зубовного скрежета, прямолинейная, как рельсы, притча о красивом юноше, многообещающем спортсмене, который после гибели младшего брата остается жить на кладбище, буквально воплощая свое обещание никогда не бросать братишку...

Вообще-то сама тема острая, больная, животрепещущая, и пока жив этот мир, она актуальности не потеряет. Не счесть попыток, сделанных людьми творческими и людьми обыкновенными примирить разум с необратимостью смерти.

Принято считать, что попытки эти всегда героические, так как смерть ни о каком примирении и слышать не желает, она, как отмороженный террорист убивает ради убийства, и чтобы вступить с нею даже в подобие диалога, необходимо по уши погрузиться в болевые ощущения своего героя, слиться с ним, стать им.

Вот почему большинство зрителей воспринимают подобные фильмы весьма лояльно. Поэтому, и еще потому, что надпись «на его месте мог бы быть я» автоматически вспыхивающая в сознании у каждого порядочного человека, как строгий и справедливый полицейский пресекает всякие попытки покритиковать убогое произведение.

Однако же, рискуя навлечь на себя гнев хороших людей, позволю я вопросить: доколе? Доколе нам с вами прощать тех, кто на нашей с вами способности сострадать пытается выращивать себе если не имя, то уж деньги точно? И ведь что характерно: и история-то в своей основе правдива - история болезни человека, который не смог оправиться после смерти любимого брата, кто из нас не слыхал о чем-либо подобном!

Почему же столь коряв и примитивен рисунок душевных переживаний персонажей, почему такой лубочной пошлостью веет от упрощенной до степени агитки картины мира? Вопросы, разумеется, риторические.

Я никому не навязываю своего мнения, но лично мне давно уже набили оскомину кинофильмы, в которых герой обладает способностью видеть души умерших и общаться с ними. Как художественный прием, это хорошо в одном-единственном произведении, в том самом, где его применили впервые. Но когда прием выводят в тираж...

Это все равно, как если бы все литераторы в России начали бы подражать, скажем, Булгакову и у каждого из них Москву (или Калиниград, Владивосток, Екатеринбург) непременно бы посещал сатана со свитой. Как я полагаю, здесь действует аргумент «публике нравится», аргумент очень весомый, который, однако, несмотря на это, не делается менее презренным.

Есть также в этой слезливой коммерческой белиберде нечто, что лично меня заставляет скукоживаться в тихом ужасе: идеология. О том, что американское кино зачастую напичкано идеологией, многие из нас даже не подозревают, видимо потому, что религия, как идеологическая составляющая, нам, жителям истерически-безбожной России и не снилась.

Еще Набоков подметил, что одна из запретных в США тем: «судьба абсолютного атеиста, который, после счастливой и полезной жизни, умирает во сне в возрасте ста шести лет». Что ж, у каждого народа свои заморочки, но судьба абсолютного верующего, который то и дело получает подтверждения существования прекрасного загробного мира, кажется мне такой же агиткой, как образ Ленина в произведениях советских писателей...

Вот, как-то так. Актеры тоже не впечатляют - за исключением, может мальчика, Чарли Тахана. Единственной звезде, Ким Бэсингер, развернуться не дали, так, мелькнула в паре эпизодов и, по девичьи подпрыгивая, растворилась в сиреневой дали. В общем, охватила меня тоска после «Двойной жизни...». Тоска по хорошему кино.

Добавить комментарий

  • Или водите через социальные сети

Вам также будет интересно

Популярное

Последние комментарии