«Сатисфакция»: с чувством глубокого удовлетворения

Вопрошать куда в последние двадцать (тридцать?) лет делось хорошее российское кино - это все равно, как приставать ко всем с целью выяснить, «куда уходит детство, куда ушло оно?», то есть абсолютно безнадежно в плане получения разумного объяснения. Во всяком случае, я так думал до того, как посмотрел «Сатисфакцию».

С чувством глубокого удовлетворения констатирую, что кино никуда не делось, оно все там же: в загадочных, тенистых местах, где обычно на Иван-Купалу цветет разрыв-трава. Там, как и раньше, тихо сидят и ждут своего часа хорошие сценаристы, талантливые актеры, чуткие операторы и работяги-режиссеры. Их в России вовсе не стало меньше, просто к ним пока (временно, надеюсь) перестали попадать деньги.

Они, конечно, в основном, все молодые, неопытные, как 27-летняя Анна Матисон, режиссер «Сатисфакции», и очень может быть, что если деньги не появятся, они так и засохнут под колодой, и мир не увидит никогда их творений. Правда изредка мы наблюдаем чудо: редкий, скудный финансовый дождик вдруг прольется туда, куда нужно и на пару мгновений обрисуются перед нами контуры великого будущего (или прекрасного прошлого?) русского кино.

Нельзя, конечно, сказать, что «Сатисфакция» - это шедевр. Этот фильм не совсем цельный, он немножко грубоват, он местами перестает быть фильмом и становится почти текстом, но это все ерунда. Главное, что от первой до последней секунды фильм наполнен жизнью, абсолютно подлинной, экологически чистой, спонтанной и почти забытой.

Ах, оказывается, в кино можно обойтись и без гламурного глянца, кто бы мог подумать... И абсолютно неважно, что действие происходит в дорогом ресторане, материя в «Сатисфакции» обесценена, она не нужна, она ни от чего не спасает и ничего не скрывает. Она годится разве на то, чтобы над ней позабавиться, поржать: «а мы в армии шинель за неделю съели».

Дерзкий и умный Гришковец извлек из музейного сундука советское камерное кино и подарил нам вещь, в которой мы давно нуждаемся: разговор начистоту. Тот факт, что героям пришлось основательно набраться, чтобы начать говорить, только подчеркивает правдивость ситуации, только напоминает нам, насколько мы запустили болезнь.

Сколько лет мы уже живем без такого разговора в кино? Страшно подумать - с конца прошлого века, с последних фильмов Э. Рязанова и Н. Михалкова (да, был такой очень хороший режиссер, он в 80-х снял кино «Без свидетелей», всячески рекомендую).

И дело не в том, что нам не о чем говорить, просто наши кинодеятели однажды решили, что надо меньше болтать, а больше зарабатывать. Вот, Голливуд, например. Это вам не интеллигентские посиделки, это цех, фабрика, конвейер. Внедрим у себя передовые методы! Догоним и перегоним...Эх, эх.

Можно, конечно, много чего сказать о несовершенстве картины, но все ее шероховатости - это недошлифованные достоинства. Ну, скажем, тот факт, что, несмотря на присутствие в фильме нескольких персонажей, мы слышим и чувствуем только одного. Евгений Гришковец «один, всегда один», и пересилить это обстоятельство он не в силах. Он говорит с нами не только устами своего героя; его оппонент - это тоже явный Гришковец, и официанты, и повар, и хозяин ресторана, все это Гришковец.

Жаль, конечно, что Евгений Валерьевич не учел это обстоятельство и не встроил его в фильм в качестве приема, но, как говорится, какие его годы. Еще учтет, еще встроит. Кстати, может показаться невежливым, что я почти не упоминаю режиссера, но у меня такое ощущение, что и Анна Матисон - это тоже в большой степени Евгений Гришковец.

Про Гришковца уже успели сказать, что камера его «не любит». Соглашусь, но опять-таки с оговоркой: и этот недостаток из тех, что можно переплавить в золото, нужна только большая работа и особый подход. Кстати, о камере. Мы подозревали, что Иркутск - красивый город, но чтобы до такой степени... Местами прямо Дюссельдорф какой-то. Оператор, может, немножко слишком осторожен, лаконичен, но это скорее от чрезмерного восхищения. Немногословный влюбленный.

Словом, «Сатисфакция» открыла мне глаза. Кино в России есть и, быть может, еще будет; Москва в России - не единственный город, и, наконец, мы нам по-прежнему интересны и даже нужны. Конечно, Гришковец нам об этом уже столько раз говорил, но одно дело говорить, другое - попытаться показать. Словом, я удовлетворен.

Добавить комментарий

  • Или водите через социальные сети

Вам также будет интересно

Популярное

Последние комментарии