«Зеленый шершень»: гвоздь в крышку гроба

В Советском Союзе все, что способно было приносить людям удовольствие и радость подлежало уничтожению. Под раздачу попали секс, легкая промышленность и масс-культура, как таковая. В то время как на загнивающем Западе вовсю процветали комиксы, совграждане, собрав рты в куриные гузки, шли к коммунизму, вооруженные классической литературой и сталинским кинематографом.

Однако история свернула-таки со столбовой социалистической дороги, и в нашу страну волшебным образом вернулись все изъятые из обращения вещи и занятия. И только комиксы оказались безвозвратно упущены, улетели, умчались в неведомые дали, как перелетные птицы, так и не присев отдохнуть на нашем подворье. И вряд ли уже они прилетят. Надо посмотреть правде в глаза и признать, что из комиксов человечество выросло.

И что есть нынешние фильмы про супергероев, как не ностальгия западного мира по старым игрушкам? Несть числа попыткам оживить пыльные фигурки; и, как всегда, провал очередной попытки нисколько не убеждает следующего претендента на пьедестал Ричарда Доннера.

К сожалению, нам не суждено понять всей волнующей энергетики историй о Суперменах, Бэтменах, Спайдерменах и прочих сверхчеловеках. Когда они родились, мы были выключены из большого мира. А когда мы, наконец, познакомились, они уже сидели в доме престарелых и, шамкая, рассказывали о своих подвигах самым преданным фанатам.

Картина «Зеленый шершень», на мой взгляд, был создана только для того, чтобы какой-нибудь досужий рецензент, вроде меня, мог глубокомысленно задуматься о несостоявшейся в России истории комикса. О самом фильме я могу сказать только, что его название следует перевести, как «Зеленая скука».

«Кретинизм главных героев, который только усиливает их очарование» - не верьте этим попыткам выкрасить лошадь. Кретинизм может усилить очарование только в одном случае: если вы слепо и безраздельно влюблены в кретина. Если же нет, даже и не пытайтесь понять, почему американские критики не ругают этот фильм во все корки, а изо всех сил пытаются найти некий веский аргумент, оправдывающий неудачу хорошего режиссера.

Впрочем, один острый момент в этом омуте зеленой тоски, я-таки уловил. Отличные погони, хорошо поставленные драки и грандиозный разгром редакции могут служить весомым свидетельством со стороны защиты. Обвиняемый, конечно, виновен, но смертную казнь прошу заменить общественными работами.

И вообще, я голову готов прозакладывать, что именно эта возможность - повзрывать как следует, погромыхать, побить стекла, погонять на крутых тачках - и привлекла внимание Мишеля Гондри к замшелому радиокомиксу, который был популярен в 40-60-е годы прошлого века. Все остальные составляющие жанра - становление супергероя, его борьба с суперзлодеем и, наконец, сам образ суперзлодея - всё это Гондри по сути проигнорировал.

То есть, конечно, в фильме есть все, что полагается: и противостояние героя и его отца, и стремление к борьбе на стороне Добра, и появление неких сверхспособностей, которыми, что достаточно необычно, владеет не сам герой, а его партнер, но...

Но режиссер пробегает эти вехи жанра, как диссидент перечисляющий звания и награды придворного генерала. Они ему смешны и неинтересны, и хотя я не могу его за это осуждать, именно здесь кроется то, что вызвало у меня такое стойкое чувство досады по отношению к «Зеленому шершню».

Что характерно: и столкнувшийся с бандитом прокурор, и сам бандит, контролирующий весь преступный мир Лос-Анджелеса вполне тянут на роль суперзлодеев. Но только не в фильме «Зеленый шершень». Там они слишком глупы и карикатурны, глупее даже героя Сета Рогена. Это делает их какими-то ненастоящими, пресными, а потому неопасными и, вообще, какими-то вспомогательными. Они нужны только затем, чтобы Зеленому Шершню и его помощнику было в кого стрелять.

Не знаю, как вы, а я, даже несмотря на окончательную смерть комикса, все-таки могу представить себе кино, в котором супермен, олицетворяющий наше, заветное, подспудное и подколодное, но такое человеческое доброе начало, с наслаждением борется с продажными чиновниками, террористами и «оборотнями в погонах». И даже есть режиссеры, которые тоже это могут, например Висит Сасанатьенг, показавший недавно на фестивале в Роттердаме боевик «Красный орел».

Но в США, видать, со злодеями покончено навсегда. Как и с кинокомиксами. «Зеленый шершень» - всего лишь очередной гвоздь в крышку гроба этого наивного жанра. Наивного, но требующего от своих создателей детской искренности и подросткового бесстрашия.

Добавить комментарий

  • Или водите через социальные сети

Вам также будет интересно

Популярное

Последние комментарии