«Король говорит»: жемчужина горячего цеха

В этом фильме ровным счетом ничего не происходит: никто не занимается сексом, не блюет в кадре, здесь нет стрельбы, погонь и крови. Возможно, поэтому наши городские кинотеатры (все, кроме «Киномакса») сочли «Короля...» никчемной картиной и в прокат не взяли. И правда, кто, блин, за эту туфту будет свои денежки выкладывать.

Но тех, кто не считает шедеврами «Больших мамочек» и прочие «Выкрутасы», спешу призвать: посмотрите «Король говорит». Редчайший случай, когда снятый в старых, я бы даже сказал, старинных, доисторических традициях фильм получается таким захватывающим.

Вообще, сложно пытаться объективно оценить этот фильм: до такой степени сильно его очарование. Что в этом фильме слабого, неудавшегося? Плох тот обозреватель, который подпадая под гипноз режиссера, теряет способность видеть картину в целом. Однако придраться (и то при очень большом желании) можно только к содержанию, что уже говорит о том, насколько фильм хорош.

Игра актеров, на мой взгляд, гениальна. Колин Фёрт, играющий принца Альберта, принимающего бремя британской «шапки Мономаха», каким-то странным образом сразу, с первого кадра обезоруживает зрителя, располагает к себе. При этом он не совершает почти никаких действий. То есть почти никаких: принцу нужно прочитать по бумажке речь на открытии выставки, а он, сказав два слова, запинается и замолкает. На лицах толпы слушателей вся гамма эмоций - от «бедный заика» до «заика несчастный».

Весь секрет этой магической сцены, пожалуй, в том, что у зрителя возникает мгновенное узнавание: кто из нас не был в ситуации, когда на тебя оценивающе смотрят десятки глаз: родственники ли, друзья ли, коллеги ли, прохожие ли, а ты, черт тебя дери, должен проявить себя, остаться на высоте, не опозориться?

Есть, наверное, счастливчики, которым это удавалось всегда. Я не из их числа, поэтому один вид этой приготовительной суеты вызвал во мне некоторые тщательно подавляемые, тошнотворные воспоминания и мгновенно породнил меня и этого ослабевшего от волнения человека, как на эшафот, по бесконечной лестнице, поднимающегося к микрофону.

Я не собираюсь пересказывать сюжет, скажу только, что снятый в нарочито неторопливой, обстоятельной европейской манере, фильм собрал уже в американском прокате больше 100 млн долларов при бюджете в 15 млн. Дело, выходит не в манере, а в таинственной способности режиссера удержать внимание зрителя (даже балованного, нетерпеливого американского) на протяжении двух часов.

Да, чуть не забыл. Когда я говорю «придраться к содержанию» я имею в виду отнюдь не отличные взаимоотношения У. Черчилля с Георгом VI, якобы установившиеся еще до коронации (кажется уже не осталось критика, который бы не отметил этого маленького, но сомнительного эпизодика. Что же, бывает. Не знаю, кой черт дернул Тома Хупера «фальсифицировать историю», ведь зритель он вредный, на малейшее несоответствие укажет).

Нет, дело не в этом. Дело в том, что некоторые обозреватели, видимо из страха быть заподозренными в верноподданнических настроениях, обвинили кино в бессодержательности (дескать, кому интересно, как какой-то там король лечится от заикания) и попытке романтизировать политику и британское государственное устройство.

Я не собираюсь полемизировать с этими авторами. Я только замечу, что, на мой взгляд, в фильме «Король говорит» нет фальшивых нот. И то, что политика - это крайне неприятный мир, вроде горячего цеха на алюминиевом заводе, фильм вовсе не скрывает.

Просто в центре этого мира (случайно! кто мог ожидать, что старший брат отречется от престола!) оказывается человек, живой, симпатичный, любящий жену и детей, абсолютно не жаждущий ни чрезмерной ответственности, ни популярности. И мы опять с легкостью падаем в его шкуру: кому хоть раз в жизни не приходилось взваливать на себя ношу, кажущуюся непосильной?

А тяжесть цеховых правил для британских монархов весьма велика. Мало того, что король должен быть примером для своих подданных (судьбы Эдуарда VIII и нынешнего наследника британской короны, который в свои 62 года все еще принц, служат назиданием потомству), мало того, что он должен «царствовать, но не править», он еще и не может служить обществу в той области, где лежат его главные таланты. Страшно представить: служить образцовым манекеном без права поменять работу.

Надо, так надо. Бывший морской офицер, знающий, что такое дисциплина, впрягается в «рабское соглашение». И, как подарок милосердной судьбы, рядом с ним, поддерживая его, до конца жизни пойдут два верных друга: жена Элизабет (ее играет Хелена Бонем Картер - кто узнает в этой нежной, благородной даме жуткую Белатрису Лестрейд из Гарри Поттера?) и логопед от Бога Лайонел Лог (великолепный, блестящий, достойный всех Оскаров в мире Джеффри Раш).

Чувствую, что если не остановлюсь сейчас, то накатаю еще килобайт 30, ведь фильм рассказывает об одном из самых интересных периодов британской истории. В общем, друзья мои, кино - не оторваться. Королева Елизавета II, кстати, тоже посмотрела этот фильм и сообщила режиссеру, что одобряет. Особенно Колина Фёрта, играющего ее отца, Георга VI. А я думаю, что когда «Король говорит» выйдет на пластинке, в моей коллекции это будет одна из жемчужин.

Добавить комментарий

  • Или водите через социальные сети

Вам также будет интересно

Популярное

Последние комментарии