«Восстание планеты обезьян»: это только начало

Среди всего многообразия мелодий, составляющих большой концерт под названием «жизнь человечества», некоторые особенно возлюблены кинематографистами. Одна из них - «человек и Иной Разум». В качестве Иного Разума могут выступать, как инопланетяне, так и однопланетяне: собаки, лошади, кошки, ну и, конечно же, обезьяны.

При этом последний вариант, самый интересный, ведь в качестве потенциального соперника (союзника) человечеству проще вообразить шимпанзе, чем, скажем, негуманоидного бульдога. Талантливый Пьер Буль еще в 60-е нарисовал устрашающую картину - на вершину эволюции вскарабкались обезьяны, а голое, дрожащее человечество осталось прозябать в джунглях, служа хозяевам жизни для опытов и развлечений.

Правда, весь этот ужас у Пьера Буля происходил, слава те Господи, на другой планете и в другом времени. Шесть фильмов было снято по книге Буля с 1968 года, и сладко было зрителям смотреть, кушая попкорн, на кошмарную обезьянью цивилизацию.

«Восстание планеты обезьян» - это не только самое начало истории Буля (придуманное, как водится, гораздо, гораздо позже продолжения), это вообще первый фильм, который сумел подняться над зажеванной темой, превратить китчевый «ужос» в почти что настоящую трагедию.

Почему «почти что»? Потому что, в общем-то хэппи энд. Потому что такое кино, оно, все-таки развлечения ради, а не ночных кошмаров для. Но даже щепотки жуткой правды хватило режиссеру Руперту Уайатту, чтобы превратить попкорновое хлебово в трогательный и какой-то, местами прямо-таки человечный фильм.

Что может быть страшнее агрессивных, захвативших власть над планетой, обезьян? Только обезьяны безответные, тоскливо глядящие на зрителей из мест заключения - вольеров зоопарка, лабораторных «одиночек» и металлических клетей приюта для животных.

Я, к сожалению, не знаю, как можно разрешить проблему подопытных животных, не моего ума дело. Но вместе с Уайаттом испытываю восторг, когда рабы сбрасывают, наконец, оковы. «А они как ломанууулись!..» Кстати, несмотря на то, что обретшие свободу благородные шимпанзе отнюдь не стремятся очистить планету от угнетателей, это не лишает нас замечательных кадров финальной битвы народов, в каковой битве взрываются машины, падают и горят вертолеты и героически умирают повстанцы.

Самое прикольное в «Восстании планеты обезьян», то, ради чего стоит идти в кино - это даже не высокий гуманизм и не подробный экшн. Это, как вы уже, наверно, догадываетесь, сами обезьяны. Шимпанзе, гориллы и рыжий симпатяга-орангутан так здорово сделаны, что даже не верится. И хотя вроде после «Аватара» удивляться нечему, я все-таки удивлялся: одно дело выдуманные синенькие человечки, и совсем другое - до жути реальные шимпанзе с человеческими глазами (кстати, человеческими глазами и мимикой царя обезьян снабдил англичанин Энди Серкис - «Руки-ноги за любовь», «Секс, наркотики и рок-н-ролл»).

Ну и о грустном. Не знаю, как так вышло, но человеки - и злодеи, и хорошие - в фильме вышли одинаково скучными и даже немножко картонными. Разве что папа главного героя, его играет Джон Литгоу. Вот кто мог бы быть по-настоящему проникновенным, но у трагической роли старика-маразматика в подобном фильме перспектив, к сожалению, нет - не тот жанр.

Ну и чтобы не заканчивать в миноре. Не рвите когти сразу, как пойдут финальные титры. Посидите еще пару минут, вы увидите настоящий финал классических жутиков, связывающий воедино все фильмы франшизы. И, к тому же, поговаривают, что так хорошо проявивший себя Руперт Уайатт может вскоре взяться за продолжение «Восстания». В нем-то мы и увидим во всей красе, как случилось, что и на Земле обезьяны сместили человека с позиции венца творенья.

Добавить комментарий

  • Или водите через социальные сети

Вам также будет интересно

Популярное

Последние комментарии